Боец АТО поведал, что ему пришлось пережить, находясь в Дебальцевском котле

Бывший военнослужащий 95-й бригады ВСУ Иван Трембовецкий воевавший в АТО с позывным «Юнга», рассказал журналистам о самых страшных моментах Дебальцевского котла и о том, как украинские солдаты прилагали неимоверные усилия, чтобы удержать город.

Как известно, первые сообщения о захвате Дебальцево ополченцами начали поступать 20 февраля, и в годовщину одного из самых крупных поражений ВСУ украинские журналисты сделали некое подобие рестроспективы, взяв интервью у участников тех памятных событий и всячески пытаясь преподнести провал, как подвиг.

Подразделение «Юнги» оказалось в окружении на подступах к городу вместе с сотнями военнослужащих из других частей. Самыми страшными и запоминающимися, по словам бойца, стали последние три дня эвакуации, которая началась 12 февраля. Все эти дни артиллерия ополченцев прижимала украинских солдат к земле, не затихая ни на минуту. Группа Трембовецкого должна была 13 февраля зайти в осаждённый город, очистить, если необходимо, полевую дорогу, по которой был намечен вывод войск и подвоз продовольствия, а также фиксировать по пути координаты вражеской техники. Ещё нужно было во что бы то ни стало закрепиться на позициях, удержать ВОП и после частичной эвакуации заново обследовать ту же дорогу.

Источник фото: othervision.info

В ночь на 14 февраля никто не спал, все были на взводе в ожидании неминуемой атаки. «Юнга» признал, что чуть было не расстрелял по ошибке разведчиков соседнего подразделения.

Город был разворочен как после глобальной катастрофы. Его сослуживцы подкармливали несколько десятков местных, ютившихся по подвалам. Благо провизии у бойцов было вдоволь. Посылали их на убой и напоследок ублажили «смертничков».

16 февраля должно было прибыть подкрепление, и оно действительно вошло в город красиво. Спецназ, по 20 в ряд, в новейших бронежилетах и с таким же оружием. Вот только, не разобравшись с координатами, пополнение открыло плотный огонь в сторону позиций тех, кого должно было эвакуировать.

«Было очень страшно, нас обстреливали свои»: признал Трембовецкий, отметивший, что им пришлось под градом пуль поднять несколько украинских флагов, чтобы объяснить «спасателям» кто здесь кто. На вывешенные знамёна живо среагировали артиллеристы ополчения и снова принялись «утюжить» украинские позиции по скорректированным данным. В итоге, из окружения живыми выбрались все, но целыми остались лишь единицы. «Юнга» так и не понял, кто нанёс подразделению больший вред – друг или враг.

Загрузка...


‡агрузка...