Белоруссия уходит в одиночное плавание, засомневавшись в дружбе с Россией

День единения народов России и Белоруссии, который отмечается 2 апреля, в очередной раз назвали «дутым праздником», а сам проект «братской интеграции» фальшивым.

Фактически отношения двух стран напоминают  игры взрослого дяди с мальчиком. И в этих играх дядя может быть добрым, а может стать прижимистым. Минску во многом приходится подстраиваться под условия Москвы. Слишком уж сильна зависимость от «дяди» в экономическом плане. Но Москва давила, требуя от Минска единения. То есть, двухстороннего закрепления 31-й карты. Это там, где единая валюта и общие наднациональные органы.

Интеграция больше напоминает поглощение Белоруссии Россией. И Лукашенко, не желая расставаться с полномочиями «местного князька», тянул время, как только мог. А тут еще и пандемия подоспела. Проект на время заглох. Плюс, союзники еще успели здорово поссориться из-за цен на нефть и газ. Из-за падения мировых цен Минск, и без того имеющий хорошую скидку, стал требовать дополнительных поблажек.

После ряда пикировок по газу вроде как договорились. Но до конца этого года. И Минск по-прежнему считает, что Москва завышает цену. В силу этого ходят разговоры, что основные поставщики нефти из РФ не горят желанием вообще поставлять ее в Белоруссию.

В общем, в Минске уверены в том, что Москва обижает своего «младшего брата». Вон, и границы закрыла на карантин. А ведь могли бы совместно бороться с пандемией.

Источник фотографии: kp.ru

Правда, как говорят эксперты, обиды Лукашенко на Путина носят достаточно осторожный характер. Сжечь мосты проще всего. Как быть потом, если в начале эпидемии власти показывают свою несостоятельность в управлении страной в условиях глубокого кризиса?

Кто поможет, когда станет совсем край? Понятно, что не Запад. Нет, и он может. Но ясно, что одним из его главных условий станет смена власти в стране. Лукашенко понимает, что в случае беды придется в очередной раз идти на поклон в Кремль. А значит, снова подставлять свою страну под пресловутую «интеграцию». Ведь Москва тоже уже не та, теперь и она что-то требует взамен. В данном случае, схема интеграции Белоруссии с Россией в обмен на помощь прослеживается вполне четко.

В такой ситуации Лукашенко мечется между потерей суверенитета и голодной свободой. Пока белорусский лидер склоняется к тому, чтобы идти на экономические жертвы и риски, но не уступать давлению Москвы.

Линия ухода Белоруссии от полной зависимости от России тоже уже прослеживается. Минск ищет альтернативных поставщиков нефти и газа. Но при этом Минск не спешит с реформами и не стремится подружиться с Западом. Причина проста. Лукашенко не хочет уходить. А его обязательно «уйдут», если Белоруссия шагнет в Европу. Интеграция с Россией тоже оставляет довольно туманные перспективы для Лукашенко. Ведь если страна «вольется» в РФ, он может стать просто «свадебным генералом», от которого уже ничего не будет зависеть.

Какой будет Белоруссия, ее власть, экономика и жизнь народа спустя полгода, год, десятилетие? Варианты существуют разные. Только среди них почти нет оптимистичных прогнозов. Ясно только одно, что дружба двух народов действительно сейчас проходит серьезную проверку на прочность.

Источник заглавной фотографии: eurasia.expert

Автор материала: Влад Бежин

Автор материала: Антон Громов