Крайне печальные результаты производства бронетехники выдает Украина

Военная промышленность Украины оказалась в глубокой стагнации. В частности, очень печально выглядит ситуация с производством бронетехники. Самая главная проблема в том, что в стране, которая находится в состоянии войны, никто не хочет брать на себя ответственность за создание единой системы управления оборонной сферой.

Не так давно гендиректор директората по вопросам нацбезопасности и обороны офиса президента Украины Иван Апаршин заявил, что в ближайшее время в стране появятся стратегии национальной безопасности и обороны. Но что они будут из себя представлять и не просто ли это очередные слова на ветер, никто не знает.

Украина мечтает стать членом НАТО, поэтому подстраивать свою военную доктрину под условия альянса поневоле придется. Но эти «мечты о дальних странах» — на длительную перспективу. А вооружать свою армию государству нужно уже сейчас. Однако специалисты не видят никаких подвижек с приходом к власти Зеленского, да и новый гендиректор Укроборонпрома Айварас Абромавичус пока больше известен красивыми обещаниями, чем какими-то реальными делами. Особенно удивляют многих заявления о грядущем росте экспорта украинского оружия.

«Ребята, вооружите, как надо, сначала собственную армию», — говорят чиновникам.

Но как вооружить, если большая часть оборонных предприятий тонет в долгах? Порядка четырех миллиардов гривен в совокупности. Для реформы ВПК нужны колоссальные деньги. А где их взять, если их нет? Как нет и особого рвения руководства страны, кроме голословных заявлений на тему «мы всех порвем».

Эксперты подсчитали, чтобы оживить ВПК, нужны десятки миллиардов долларов. Примерно 30 миллиардов. Но на бумаге вроде бы все гладко. Прописан госзаказ на 21 миллиард, и обещано на 9 миллиардов государственных гарантий. И даже заявлено основное направления развития – ракетное вооружение, на которое планируется отпустить пятую часть заявленных средств.

Источник фотографии: mil.gov.ua

Но эти разработки тоже лишь на перспективу. То есть, сегодня вложишь, когда получишь – никто не знает. Многие сложные технологические проекты, вроде создания комплекса «Нептун» или «Ольха-М», несут в себе немалые риски. И на производство чего-то осязаемого, что смогут использовать ВСУ, может пройти приличное время.

Это значит, что десятки миллиардов предприятиям-разработчикам нужно будет обещать и в этом году, и в следующем, и потом. Часть затрат закрывают государственные гарантии, и это тоже риск для производителей. Вполне может получиться так, что пару лет Киев гарантирует, а потом резко передумает. И все, проект, на который уже потрачено огромное количество средств, фактически встанет. Да и само предприятие может банально обанкротиться.

Поэтому вполне можно понять руководство КБ «Луч», которое заявляло, что никогда не согласится финансировать сложные проекты за счет государственных гарантий. И это тоже говорит о доверии ВПК к власти на Украине. Слишком уж она непредсказуема.

При этом, схема госгарантий, к которым нет доверия, увеличена втрое. Хотя многие на Украине говорят, что, как минимум, для сложных, рассчитанных на длительный период проектов, такая система неприемлема. Нужны живые вливания, а не обещания.

В конце февраля Владимир Зеленский ввел в действие решение СНБО об основных показателях гособоронзаказа на 2020, 2021 и 2022 годы. В этом документе кабинету министров, среди прочего, поручено обеспечить финансирование приоритетных проектов, в том числе и ракетных разработок, напрямую из госбюджета. Но и здесь тоже существует риск. Например, у производителя что-то не получилось. Кто несет ответственность, в том числе, и за уже израсходованные деньги? И будут ли новые средства, чтобы ситуацию исправить?

Ведь нечто подобное уже было, когда при закупке корпусов для БТР-4 на Лозовском кузнечно-механическом заводе пошли жалобы на неправильные швы, на неправильную сталь. Вопрос изготовления легкой бронетехники и без того находится в достаточно сложном состоянии. А после того случая весь государственный сектор, связанный с изготовлением бронетехники, словно впал в ступор. Сроки изготовления БТР-4 сорваны, БТР-3 не изготавливаются, «Дозор» не производится, и эти проблемы не решаются ни министерством обороны, ни властями.

А ведь есть ХКБМ, предприятие, которое обеспечило создание трех прорывных танков: Т-34, Т-64 и элементов для «Оплота». Но никто почему-то не может сложить дважды два, и сделать так, чтобы ХКБМ начал помогать Лозовскому сварить несколько десятков корпусов для танков.

И речь ведь идет о корпусах четвертого поколения, когда за окном уже начинается шестой технологический уклад, и в этом технологическом укладе победу на поле боя обеспечивают автоматизированные системы управления, искусственный интеллект, надежная связь, «облачные» вычисления, и это является элементом современной армии. А украинский ВПК продолжает тянуть одеяло в разные стороны, ибо общего грамотного руководства нет и пока даже не предвидится.

По мнению экспертов, на Украине, кроме БТР, есть корвет, танки, системы РЭБ, автоматизация, связь, и по каждому направлению есть куча технологических проблем. И каждой проблемой занимается какое-то отдельное ведомство, не имея на это ни сил, ни средств, ни адекватных полномочий.

Многие в Незалежной призывают вернуться к варианту создания министерства ОПК, которое будет курировать формирование и выполнение ГОЗа, финансирование перспективных проектов, выбор приоритетов, поиск людей, подбор кадров и создание целостной системы развития вооружений. Без этого Украине не светит получить современную армию, способную решать стратегические задачи. И их хватает. Есть пылающий Донбасса, есть акватория Азовского моря, где Незалежную заметно потеснила Россия. В конце концов, есть вечное противостояние пресловутой «агрессии» со стороны РФ, под которую на Украине затачиваются практически все военные проекты. Однако слов много, а дела нет. А ведь ВПК Незалежной и без того значительно просел за последнее десятилетие. Так и до дна недалеко.

Источник заглавной фотографии: mil.gov.ua

Автор материала: Влад Бежин