Насколько «разорванная в клочья» экономика России отстала от Запада: подсчеты без прикрас

Бывший министр финансов России и нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин на днях заявил, что РФ отстает от самых богатых стран ЕС по производительности труда на несколько десятков лет. Так, Алексей Леонидович привел такие цифры: один работающий трудоспособный россиянин «вырабатывает» на 23$ в час, тогда как в той же Турции этот показатель выше в полтора раза. Попробуем разобраться, так ли уж во всем прав Кудрин.

Алексей Кудрин делал свои расчеты по известной формуле: ВВП страны делится на количество часов, отработанное всем трудоспособным населением России. В цифрах это выглядит так: 1,6 трлн. долларов (ВВП) делим на 247 (рабочие дни в 2018 году) и умножаем на 8 (количество часов в рабочем дне). Затем полученный результат умножается на 36 миллионов (количество трудоспособного населения) и в результате мы получим искомые 23 доллара, о которых и говорил Алексей Кудрин.

Во всем мире такой метод часто применяется, но он же признан самым неточным по причине того, что не учитывает многие факторы и нюансы конкретно взятой страны. Например: себестоимость или покупательскую способность. Или другой нюанс: при подсчете используется только работоспособное население страны, и чем его больше при равном ВВП, тем, естественно, показатели трудоспособности ниже.

Говоря проще: В США, население из числа мигрантов, которое часто меняет место работы, просто не учитывается как работоспособное, чтобы «не портить показатели». Точно также ведется статистика во Франции. В России же считают по-другому, в статистику попадают все работающие.

Еще пример: как известно, в Германии стоимость электроэнергии (оптовая) в два раза выше, чем в России. Получается, что показатель трудоспособности немецкого рабочего на точно такой же электростанции, что и в России, будет в два раза выше, но исключительно за счет более высокой цены на конечный продукт.

И еще важный момент: теневая экономика. По подсчетам специалистов, ее объем составляет почти 40% от ВВП, и по этому показателю Россия разместилась между Украиной (46%) и Шри-Ланкой (38%). Получается, что те люди, которые заняты в теневой экономике, учитываются как трудоспособные, но результат их деятельности не учитывается в ВВП. Как видим, тот способ подсчета производительности труда, что озвучил Кудрин, имеет ряд изъянов.

Источник фото: udm-info.ru

Более корректный метод подсчета выглядит так: в знаменатель, там, где раньше стоял ВВП, ставится валовая добавленная стоимость (ВДС), а в знаменатель – отработанное время в часах. Но самое главное, что подсчет тут производят не в среднем по всей стране, а по каждому отдельному сектору экономики: сельское хозяйство, наука, производство, культура (кинематограф, например) и так далее.

Если применять этот метод вычисления, то Россия отстает уже не на «десятилетия», как говорит Алексей Кудрин, а совсем немного, а по некоторым отраслям отставания нет и вовсе. Но проблемы, безусловно, есть. И Кудрин тут относительно прав.

Возьмем статистику за 2014-й, еще «не санкционный» год: самый большой разрыв между Россией и странами ЕС наблюдался в сельском хозяйстве и рыболовстве – в 2,5 раза, в промышленности и строительстве в 1,3 раза, в сфере услуг в 1,4 раза. По связи и IT в 1,8 раза, в банковском секторе в 1,1 раза, в науке показатели равные, в здравоохранении и образовании в 1,5 раза и в искусстве и культуре в 1,3 раза.

Как видно, по этой формуле отставание России в 2014 году было не столь критично. Но вспомним, что вскоре на нас обрушился шквал санкций. И далее, со слов Кудрина, чтобы российская экономика вновь начала восстанавливаться, он предлагает «пойти на уступки Западу». Чем нам это может грозить даже не стоит и гадать.

Однако если взять то же сельское хозяйство, где у нас самый большой разрыв, европейцы высказываются в таком ключе: Россия доминирует на рынке поставок пшеницы, ее агрессивная политика в этом секторе заставляет нас вносить коррективы в наши собственные планы. Поразительно, но в течение всего пяти лет, «разорванная в клочья» Россия (привет Обаме) нарастила объем экспорта зерновых на 25%, и теперь уже Европа не устанавливает цены, а лишь пытается угнаться за лидером.

Напомню, что в «лихие 90-е» Россия наоборот, была самым крупным импортером пшеницы и зерновых. Санкции, конечно, внесли свои коррективы, но за 4 года, страна смогла не только выйти на «довоенный» уровень производства, но и превзойти его уже в 2016 году. И санкции помогли России перестроить экономику, заняться теми отраслями, где проблемы были еще со времен развала СССР.