О самом страшном дне войны, храбрых ополченцах и братстве на фронте: история священника, который сражался за Донбасс

Служитель РПЦ отец Борис не только поддерживает ополченцев Донбасса морально, но и сам воевал на их стороне, когда это было необходимо. В интервью он рассказал о том, какие ситуации случались с ним на фронте, и как все происходит на самом деле на передовой:

«Там, где я участвовал, потерь почти не было, хотя ситуации были очень серьезные — ребята это сразу заметили. Одна ситуация была просто безвыходная, но в итоге она как-то разрешилась сама собой, хотя казалось, что мы обречены.

Мы получили сведения о том, что на нас идет колонна бронетехники, а нас тогда на базе оставалось максимум 20 человек. Оружия тоже было мало: автоматы, карабины, гранатометы «мухи» и все. Меня солдаты пытались выпроводить, но куда пойдешь? От себя никуда не уйдешь. И вот тогда я впервые взял автомат.

Мы готовили оборону, хотя и было понятно, что все это бессмысленно. Был прекрасный летний вечер, и я понимал, что это последний вечер в моей жизни. Конечно, было грустно. Но я скажу, что никто из ребят не ушел, все были готовы стоять до конца.

Но так получилось, что ничего не было — колонна просто не пришла. Как и что — я не знаю. И тогда я просто понял: Бог нас проверил, реально проверил — или смерть в бою, или можешь идти, ты свободен. Никто не ушел», — рассказал он.

По словам отца Бориса, данная ситуация прекрасно характеризует тех людей, которые поднялись в 2014 году на борьбу за независимость Донбасса. Он подчеркивает, что во время войны все ополченцы были настоящим братьями и остались ими:

«Идя в бой, реальный бой, мы были готовы прикрывать друг друга, не задумываясь», — подчеркивает он.

Также священнослужитель рассказал, как даже в сложных условиях, при минимальном наличии техники, бойцы ЛДНР отправились спасать своих из засады. При этом успешному исходу операции не помешало даже то, что среди бойцов были представители разных верований.

Источник фото: ukraina.ru

«Была такая ситуация. Мы блокпост освободили, но там осталась наша группа ребят, несколько человек. Когда украинцы шли, они спрятались, так как не могли ничего сделать, и в итоге оказались в окружении. Они были вооружены, но этого было мало. А у нас было два танка. И возникла идея рвануть на них, забрать ребят и сразу назад. Мы согласовали это предложение со штабом, и нам дали добро. А ситуация же, на самом деле такая, что нужно идти на прорыв, причем не зная ни сил противника, ничего. Можно и в ловушку угодить, и что угодно.

И тут один из офицеров говорит, мол, ребята, все будет нормально, ничего не бойтесь, с нами батюшка. Я их всех благословил, и последним подходит мужик лет 30-ти, с бородой, и спрашивает, что ему делать, ведь он шаман, настоящий шаман из Сибири. Но я ему ответил, мол, ну и что, мы же с тобой братья по оружию. Мы обнялись и пошли.

И вот мы идем, путь был очень тяжелый, но потом в боевых условиях даже спиной чувствуешь обстановку, что где происходит. Я смотрю вокруг, слежу и за противником, и чтоб своих пулей не задело. И вижу, он тоже поглядывает, то есть мы друг друга прикрываем, хотя, казалось бы, идейно мы несовместимы. Но там мы братья. Мы не разбирались, чья вера лучше. Нам нужно было выполнить задачу, и мы готовы были отдать за это свою жизнь.

Кстати, и операция прошла успешно, ребята были спасены. Пострелять пришлось, но даже раненых не было», — рассказывает представитель РПЦ.

По словам отца Бориса, самый тяжелый период войны ополченцы уже преодолели. Однако впереди перед ними стоит не менее важная и сложная задача — построить новую страну и мирную жизнь практически с нуля:

«Самое главное заключается в том, что тот этап мы прошли успешно. Действительно в первую очередь мы одержали, конечно, моральную победу — и над противником, и над самими собой, ведь нас было намного меньше. Тем, кто прошел все это, закалился в боях. Сейчас нужно строит новую жизнь, и к этому нужно также готовиться, как готовишься к военным действиям», — подчеркивает священник.

Загрузка...


‡агрузка...