Прапорщик ВСУ попал в плен и доложил ополченцам правду о состоянии украинских войск

В начале февраля очередной военнослужащий ВСУ, находясь в сильном подпитии, попал в плен к бойцам ДНР. Наш «герой» является кадровым военным и служит с 1994 года. Знакомьтесь: прапорщик 128 бригады армии Украины Игорь Мирончук, родившийся в 1976 году под Ровно.

Не будем перечислять в очередной раз все «трудности несения службы» в современной армии Незалежной, а сразу дадим «выговориться» самому военнослужащему. Итак.

«В плен я попал 9 февраля 2019 года, когда вместе с товарищем Николаем «дюже выпил» и вышел из блиндажа. Куда я пошел и зачем – теперь уже не понять, но в себя пришел, когда меня окружили незнакомые люди в камуфляже и с автоматами. Бить не били, но в воздух постреляли. Затем приехали другие военные и устроили мне допрос. После чего мне завязали глаза и куда-то повезли».

Так начался новый жизненный отрезок у украинского военнослужащего вдали от сослуживцев и приятеля Николая, который наверняка скучает о собутыльнике. На вопрос о положении дел в армии Украины с алкоголем и наркотическими средствами, Игорь ответил без сантиментов.

«Стоя на позициях, мы активно употребляем спиртное, дабы хоть как-то побороть страх: война, нервы на пределе. Случаев употребления наркотиков в своем подразделении лично я не видел. Но желание выпить спиртное имеется постоянно».

Источник фотографии: bm.com.ua

Тут сложно обвинить этого военнослужащего: страх быть убитым на войне есть у любого. Вспомним «наркомовские 100 грамм» на полях сражений Великой Отечественной войны: там солдаты точно также боялись умереть – это естественное чувство каждого человека.

Вопрос о страхе перед возможностью попасть в плен также не вызвал у прапорщика затруднений.

«Мы прекрасно осведомлены о том, что к пленным солдатам ВСУ (кроме бойцов нацбатов) в ЛДНР относятся по всем правилам и законам о военнопленных. Мы видели сюжет российского телевидения о нашем военнослужащем Качинском, который также попал в плен. Его даже суши накормили в кафе. Наше командование часто показывало этот ролик и открыто говорило: если в ходе боевых действий вы понимаете, что вот-вот погибнете, лучше сдавайтесь в плен – там никто нас расстреливать не станет».

Понятно, что всех поголовно военнопленных в ЛДНР по кафе и ресторанам не водят, но нельзя не признать, что ко всем пленным в Республиках относятся гуманно, кормят и одевают. А вот с другой стороны баррикад все происходит с точностью до наоборот: пленных бойцов армии Новороссии пытают и расстреливают. То же самое относится и к мирным жителям, которых под видом «сепаратистов» берут в плен, чтобы потом обменять на своих.

Источник фотографии: novorosinform.org

Не обошлось без вопроса и о «небоевых потерях» в рядах ВСУ.

«Конкретно у нас их не было, но мы постоянно слышали о небоевых потерях из-за алкоголизма и неосторожного обращения с оружием в других подразделениях. Моральный дух низок, воевать никто не хочет. Есть один лишь стимул – относительно высокая зарплата. Что касается укомплектованности армии, то солдат не хватает.

Мой взвод состоит из 6 человек, в роте 27 военнослужащих, хотя только во взводе должно быть 25 человек. В вопросах материально-технического обеспечения нас банально обманули: обещали одно, на деле же оказалось совсем другое. В декабре 2018 года нам зачем-то привезли бракованные ОЗК (общевойсковые защитные костюмы), не объяснив причин их необходимости».

Последний вопрос был о том, как он попал в армию. Чтобы не затягивать, мы коротко перескажем его слова. Служит он с 1994 года, в Донбасс приехал воевать практически сразу с начала конфликта. Послужной список прапорщика насчитывает Луганский аэропорт, станицу Луганскую, бои за шахту Бутовка и Чернухино, а также Торецк.

Некоторое время он находился в Дебальцево, но получив контузию, был вывезен в госпиталь раньше, чем ополчение Донбасса захлопнуло «котел» и практически уничтожило всю группировку ВСУ там. Повезло прапорщику.

Загрузка...


‡агрузка...