Радиоактивные донецкие шахты несут экологическую угрозу южным регионам России

Промышленная добыча угля в Донецком угольном бассейне началась примерно в XIX веке. После Майдана, произошедшего на Украине в 2014 году, в Донбассе началась война, а это привело к тому, что угольный бассейн оказался поделен линией фронта. На данный момент часть шахт находится в ЛНР и ДНР, а часть — на подконтрольной Киеву территории. В итоге полного контроля над подземными сооружениями нет ни у кого, так как все они связаны в большую взаимосвязанную систему.

Точного количества шахт на данный момент не знает никто. Однако, согласно официальным данным, в ведении ДНР числятся 6 заводов, которые занимаются добычей угля, а на их балансе числятся 17 работающих и 4 закрытых шахты. Еще 22 шахты были разрушены в ходе нынешнего военного конфликта на Украине. Теоретически, они должны быть закрыты, но на консервацию по всем правилам нужна серьезная сумма денег, которой у руководства ДНР, скорее всего, нет.

Самой главной проблемной шахтой ЛДНР считается «Юный коммунар». Еще в советское время на ней происходили неконтролируемые выбросы метана. Ради их предотвращения специалисты СССР приняли решение провести под землей контролируемый ядерный взрыв, чтобы создать капсулу, в которой и будут храниться излишки газа.

Изначально эксперимент прошел удачно, и выбросы газа действительно сильно сократились. К 2002 году весь уголь из шахты был выбран, а она сама закрыта. Правда, именно тогда встал вопрос о том, как законсервировать шахту. Ученые посчитали, что сделать это «мокрым» способом, то есть, путем затопления, будет просто опасно, так как вода, попавшая в шахту, может привести к распространению радиации через систему подземных вод. А это, естественно, крайне негативно повлияет на экологическую обстановку как на территории Украины, так и на территории России. Под угрозой могут оказаться даже Черное и Азовское моря.

На протяжении долгих лет из «Юного коммунара» с помощью особых насосов специально откачивали воду, чтобы шахту не залило. Вот только после начала войны в 2014 году контролировать этот процесс стало крайне проблематично. Более того, в результате боевых действий насосы прекратили свою работу, а на ремонт старых машин или установку новых у руководства ДНР не хватает средств, ведь раньше на обслуживание насосов ежемесячно уходило 11 млн рублей. С 2015 года оборудование стояло заброшенным, поэтому сейчас на его восстановление может и вовсе понадобится около 670 млн рублей.

Источник фотографии: ria.ru

Разумеется, власти Донецкой народной республики понимают всю серьезность вопроса, поэтому пытались решить эту проблему совместно с российскими специалистами. В частности, ученые из московского АО «ВНИМПИ проект технология», петербургского ООО «Институт «Шахтопроект», Федерального государственного бюджетного учреждения «Гидроспецгеология» и донецкого института РАНИМИ несколько раз проводили совещания по данному вопросу.

В 2017 году, после очередного исследования «Юного коммунара», специалисты приняли решение, что шахту все же можно затопить мокрым способом, и это не окажет негативного влияния на окружающую среду. По словам ученых, радиационный фон в шахте находится на нормальном уровне, поэтому попавшая сюда вода не будет распространять радиационную угрозу дальше.

Тем не менее, украинские специалисты не согласны с выводами российских коллег. Так, гидрогеолог и главный научный сотрудник НАН Украины Евгений Яковлев сомневается в том, что капсула с радиоактивными отходами, которая образовалась под землей после взрыва, не будет разрушена и сможет сохраниться. Соответственно, он убежден, что экологическая угроза как для Украины, так и для России сохраняется.

Стоит отметить, что на территории ДНР есть и другие предприятия, которые могут представлять серьезную опасность для окружающей среды. В их числе, например, Никитовский ртутный комбинат, а также Горловский казённый завод, который занимался производством взрывчатки и даже химического оружия.

Источник заглавной фотографии: livejournal.com