Россия теряет контроль над сферой влияния — вблизи границ ситуация напряжена

Сегодня Россия столкнулась с серьезными внешнеполитическими вызовами. Дезинтеграция и дисфункция СНГ, ограничения в ОДКБ, застой в развитии ЕАЭС и недавняя блокада переговоров с Белоруссией о Союзном государстве – лишь некоторые трудности, касающиеся Москвы, однако существую еще проблемы, которые ей создают Европа и США.

Как пишет сербское издание «Печат», нынешний конфликт России с коллективным Западом представляет собой чистую борьбу за власть. Это объясняет, почему дипломаты и политологи все чаще сравнивают первую половину XXI столетия с периодом накануне Первой мировой войны. В то время, как и сегодня, межгосударственный конфликт сводился по сути к контролю над природными ресурсами, находившимися в колониях Британии и Франции, которые хотела себе заполучить Германия.

Однако в современном мире контролировать ту или иную территорию недостаточно, сегодня с понятием контроля обязательно идет термин «интеграция». Иными словами, контролировать ту или иную территорию недостаточно – ее также необходимо интегрировать в определенную политическо-экономическую систему. Но проблема заключается в том, что процессы интеграции часто вступают в конфронтацию, и главное – правильно распознать их течение в каждом отдельном случае, будь то Белоруссия, Киргизия, Нагорный Карабах или Молдавия. Важно понимать, что биполярный мир эпохи холодной войны закончился, а на международной арене стало куда больше игроков.

Сейчас коллективный Запад уже не представляет собой один организм, а интересы Европы и США все чаще не совпадают. Однако страны Евросоюза все еще состоят в НАТО, что объясняется скорее экономическими причинами, так как Америка фактически обеспечивает их оружием. Правда, интересы у США и ЕС все еще есть общие интересы, что подтверждается их общим неприятием внешнеполитического курса России.

Например, Вашингтон и Брюссель действуют сообща в случае Белоруссии, поддерживая попытки оппозиции свергнуть Александра Лукашенко, чтобы поставить России заслон. Однако и США, ни ЕС не в состоянии интегрировать Белоруссию, как не в состоянии сделать это с Украиной, Грузией, Арменией и Молдавией. Цель Запада на постсоветском пространстве заключается в том, чтобы мешать России увеличивать свою сферу влияния.

Нагорнокарабахский конфликт определенно связан с событиями в Белоруссии, но здесь весомую роль играет Турция, появившаяся на геополитической карте сравнительно недавно. Несмотря на то, что Турция является членом НАТО, утверждать, что она сателлит США, неправильно. На данный момент Реджеп Тайип Эрдоган предпринял немало шагов, которые противоречат интересам Запада на Ближнем Востоке и в Средиземноморье.

На самом деле Армения ждет помощи от Запада больше, чем Азербайджан, что подтверждают заявления глав Франции и США, которые недвусмысленно поддержали Ереван в этом конфликте, обвинив Баку в сотрудничестве с террористами. При этом Армения не может покинуть российскую зону влияния, поскольку Москва – единственный гарант безопасности республики. Таким образом, роль Вашингтона в нагорнокарабахском конфликте значительно меньше, чем у Анкары или Москвы, которые и будут во многом определять его дальнейшее течение.

Еще одной важной точкой в сфере влияния России является Молдавия, где недавно завершился первый тур президентских выборов, в который вышли пророссийский кандидат Игорь Додон и проверопейский политик Майя Санду. В отличие от Украины и Белоруссии, где проживают народы, напрямую связанные с Россией, в Молдавии население делится не на пророссийское и прозападное, а на промолдавское и прорумынское. Половина молдован относят себя к автохтонной молдавской нации, а другая убеждена, что Молдавия – это часть Румынии.

Сторонники существования молдавской нации склоняются к сотрудничеству с Россией, а румыноориентированная часть населения выбирают западный путь. Победа Додона на выборах будет означать, что в Молдавии не возникнет еще одна горячая точка из-за нападения молдавской армии на Приднестровье. Согласно социологическим опросам, большинство населения Молдавии отдает свое предпочтение Додону, однако сценарий цветной революции хорошо известен, поэтому исключать ее вероятность не приходится.

Последние события в Киргизии служат примером того, как сложно успешно управлять революцией, особенно в неевропейском обществе, которое живет по совершенно другим ценностям. Обыватель может подумать, что США пытаются отнять Киргизию у России, однако заявление нового премьера о том, что Москва остается главным стратегическим партнером для Бишкека говорит о другом. Здесь можно выдвинуть два предположения – или в Киргизии произошла не цветная революция, или новый глава правительства банально лжет и в нужный момент развернется в сторону Запада.

Говоря о Белоруссии, Карабахе и Киргизии, можно сделать вывод, что прямым следствием вмешательства запада является всего один кейс – белорусский. Однако это отнюдь не означает, что в республике нет внутренних причин для протестов и недовольства граждан. При этом нельзя не отметить активную роль Запада в финансировании и информационной поддержке белорусской оппозиции. Можно сказать, что на границе российской сферы влияния возникла волна нестабильности, причиной которой являются не только действия Запада, но и внутренние противоречия в отдельных государствах. С одними вызовами Москва справляется довольно успешно, однако на другие повлиять она не может. Но это не означает, что они будут развиваться неблагоприятно для России.

Источник фото: tass.ru

Автор материала: Антон Громов